среда, 25 августа 2021 г.

Александр Елисеев: О «рептилоидах» - серьёзно

1. Рациональный мир в мире сказок

Современный человек считает, что живёт в рациональном мире и мыслит вполне себе рационально. Тем не менее, он находится под мощным воздействием массовой культуры, одним из важнейших сегментов которой является, если так можно сказать, «мир сказок». Это и фэнтези, и фантастика, и «хоррор» - «ужастики». 

Благодаря, в первую очередь, «Голливуду», но не только ему, человеческое сознание буквально заполонили образы разнообразных разумных нечеловеческих существ. «Рациональный» человек современного мира постоянно общается с инопланетянами, вампирами, оборотнями, ведьмами, эльфами, гоблинами и т. д, и т. п. В данном плане весьма выделяется сериал «Гримм», где показаны разнообразные «Существа» - звероподобные разумные сущности, живущие под человеческой личиной. Видов таких существ – множество, зритель имеет возможность созерцать разнообразных «потрошителей», «рыжехвостов», «орлоклювов», «огнедемонов», «древогрызов», «свинорылов» и пр. Есть там даже и русские кащеи, которые работают на ФСБ.

Отдельного разговора заслуживает тема зомби, которая необычайно сильна в западном кинематографе. Сами зомби изначально показаны как существа безмозглые и неразумные. Однако, в последнее время стал появляться образ зомби разумных и даже симпатичных, которые существенно отличаются от своих бестолковых «сородичей». Таким образом, контингент разумных нелюдей оказывается мощно пополнен за счёт популярнейших киноперсонажей.

«Я – зомби» (сериал) 

«Новая эра Z» (хф)»

2. Эффект узнавания

Возникает вопрос – а в чём причина столь мощной популярности разнообразных сказочных персонажей? Сразу напрашивается предположение о том, что человек отказался от иррационального, но сделать это полностью у него не получилось. В результате, он вытеснил иррациональное в выдуманный мир кинематографа, компьютерных игр и литературы. Скорее всего, это именно так. 

Однако, слишком уж много сказочных образов навязывается человеческому сознанию. И это закономерно наводит на конспирологические мысли. Тем более, что сам «Голливуд» есть западный Агитпроп – и даже нечто большее. 

Предположим, что кто-то ставит своей целью сделать образ разумной нелюди чем-то обыденным для современного человека. При этом, сам человек считает нелюдь несуществующей в реальности, однако, в его сознании она существует, закрепившись там весьма и весьма прочно. 

вторник, 17 августа 2021 г.

Питер Грей: Козел для Азазеля

В обряде искупления грешный козел выступает как символ восстания: он поднимается на высоту и низвергается в бесславную смерть. Это отличается от храмового приношения, в котором козла сжигают; на иврите слово, обозначающее такую жертву, עלה (олах), означает «восхождение», тогда как козел для Азазеля явно падает. Возможно, этот мотив был прочитан в тандеме с падением Хелеля в книге Исайи. Важно осмотреть сцену с этой высоты, чтобы рассмотреть не только точки соприкосновения, но и ошибки, которые возникли в результате этой идентификации: в частности, предполагаемую демоническую личность Азазеля.

Первоначальная проблема заключается в значении слова Азазель на иврите: עזאזל. Были предложены три возможности: первая, что это слово относится к месту; вторая, что это слово означает козла отпущения (буквально «козел, который идет»); и третья, что Азазель - это имя демона. Я разберу все по очереди. Объяснение, что Азазель относится к «труднопроходимому месту», утесу, с которого сбрасывали козла, неточно по этимологическим соображениям и, скорее всего, представляет собой рационализацию. Это позиция раввинов, что объясняет ее постоянство, но ее следует считать ложной этиологией. Сочетание «козел» и «уходи» - это легкий путь, по которому шли Септуагинта, Вульгата и Библия короля Якова, обходя проблему Азазеля как имени собственного и этого неприятного предлога: «для». Третий и наиболее проблематичный вариант для изучения -это существование Азазеля, как демонического существа дикой природы.

Книга Левит 16:8 предписывает: «Один жребий для Господа, а другой жребий для Азазеля».

Смысл этой строки в том, что Азазель – как существительное собственного рода – относится к существу, которое в некотором роде эквивалентно Яхве. В конце концов, оба получают одинаковую жертву. Понятно, что за это ухватились как те, кто ищет альтернативный пантеон для противостояния христианству, так и демонологи, прочесывающие Библию в поисках имен врагов. Кроме того, это представляет собой развитую научную позицию, которая утверждает, что Азазель был раннесемитским богом стад. Эта позиция основана на соединении козла с שעירים (сейрим, «волосатые») из Исаии 13:21, 34:14, Левит 17: 7 и 2 Паралипоменон 11:15. В Библии короля Якова сейрим явно переводится как «сатиры» в том же отрывке, в котором лилит дается как «крик совы». Эти волосатые также являются «косулями полей», которых Суламифь призывает в Песне Песней. Этот контекстуальный аргумент соблазнителен, хотя и не совсем прост. Мы читаем далее в Книге Левит 17:7, что жертвоприношение сейрим особенно запрещено: «И они больше не должны приносить свои жертвы бесам, за которыми блудно ходят они. Это будет законом навеки для них во все их поколения».

Здесь Библия короля Якова переводит сейрим как «бесов». Было бы нелепо, с одной стороны, разрешать приносить в жертву козла для Азазеля - предводителя сейрим, и в следующих стихах запрещать такое жертвоприношение. Отсюда следует вывод, что авторы Книги Левит не считали Азазеля бесом. Хотя Библия полна противоречий – часто из-за конкурирующих концепций и наслоений текстов различных редакций, - это не относится к Книге Левит. Противоречие Азазеля как беса, наряду с запретом жертвоприношения сейрим логически невозможно.

вторник, 3 августа 2021 г.

Sukuna-biko

 Painting depicting Sukuna-biko and Okuninushi visiting the Dogon hot springs. Sukuna-biko fell ill, and Okuninushi put him in the hot springs water to recover, after reviving, Sukuna-biko danced on a rock, leaving an imprint of his footprint that still stands. 

Sukunabikona or Sukuna bikona (少彦名神, also known as Sukuna-biko, Sukuna-biko-na, Sukuna hikona) is the Shinto kami of the onsen (hot springs), agriculture, healing, magic, brewing sake and knowledge. His name means "the small lord of renown." He is often described as being a dwarf and is frequently paired with Ōkuninushi.

понедельник, 2 августа 2021 г.

Mictlantecuhtli who is also known as the god of death in the Aztec religion

 Mictlantecuhtli who is also known as the god of death in the Aztec religion has always been referred to as the one who had various connections with the bad people. He is also a famous name of the god of the underworld. In the Mizo American culture, his various incidents are mentioned where he used to practice human sacrifice and cannibalism as a ritual for pleasing God. He has been associated with death and is found wearing owl feathers in his headdress. He is also depicted in the form of a skeletal shape, holding many knives, which is symbolic of the encounter with the souls on the way to the underworld.

He is believed to be the ruler of the south direction. He is also considered to be an iconography of dogs because the Aztec religion believes that dogs accompanied the souls of the dead person to the underworld. He is considered to take pleasure in the Killing of others and the suffering of others. It is also believed that he is the symbolism of cannibalism and the death of people.

There is a very famous myth about him which says that he once tried to trick Quetzalcoatl for staying into the Mictlan forever and ever. At that particular time, he also had the positive side of giving and granting life to the people who did good deeds. Another myth that is associated with the god of death in Aztec religion is of the bones of previous generations of gods. It is believed by many people that the bones were stolen from the God of Death by Xolotl and Quetzalcoatl. He tried to chase them and was not able to conquer them. But they both escaped and dropped the bones on the way, which got shattered and became the current race of the humans on earth.