воскресенье, 27 октября 2019 г.

Лев Клейн: Концепция «Основного мифа»

Как раз на именах летописных богов и на сравнениях с индоевропейскими аналогами основана третья, более влиятельная концепция восточнославянского язычества, построенная в 60-е и 70-е гг. XX в. филологами В. В. Ивановым и В. Н. Топоровым. Этим авторам явно опостылела вульгаризаторская марксистская и националистическая идеология советских властей. Не выступая с откровенно антимарксистскими и антинационалистическими декларациями, они подспудно противопоставили этой идеологии некую смесь идей старой мифологической школы (борьба природных стихий как основа мифологии), индоевропеистики (тут помогло освобождение от марровской «теории стадиальности» в 1950 г.) и фрондерского для советской науки структурализма, с его едиными и простыми мыслительными схемами в основе сложных мифологических систем. Свои взгляды они наиболее полно изложили в работах «Славянские языковые моделирующие системы» (1965) и «Исследования в области славянских древностей» (1974). Эти взгляды разработаны детально во многих статьях (Ivanov et Toporov 1970; Иванов и Топоров 1970; 1974а; 19746; 1983; Топоров 19726; 1977а; 19776; 1978; 1979; 1983; 1998) и в ряде позиций двух авторитетных справочников — «Мифы народов мира» (1980—1982) и «Славянская мифология. Энциклопедический словарь» (1995).

Опираясь на индоарийский миф (ср. Brown 1942; 1961; Браун 1977) о борьбе громовержца Индры со змеем Валой (или Вритрой) за освобождение вод, за скот (и, возможно, жену) и найдя этому сюжету какие-то отдаленные соответствия в балтской мифологии, эти исследователи предположили, что коль скоро арийская и особенно балтская мифологии архаичнее, чем славянская, сей сюжет — исконно индоевропейский и, пусть в измененном виде, но он должен присутствовать также в славянской мифологии. Индре соответствует как небесный громовержец Перкунас — Перун, а низкому змею Вале — бог Вельнюс, Велес (связать его с Валой помогает созвучие). Этот нехитрый сюжет Иванов и Топоров объявили «Основным мифом», лежащим в основе многих сюжетов и мотивов индоевропейской и славянской мифологии и этнографии. Почему «Основным» объявлен именно миф о подвиге Змееборца, а не другой — скажем, миф о творении мира — неясно.

суббота, 26 октября 2019 г.

Oleksandr Matyas‎: Начало времён в прибалтийско-финском фольклоре

Книга И.В. Кондратьева «Начало времён в фольклоре прибалтийско-финских народов».

Жив на свете карельский народ, народ с древнейшей историей, с древнейшей памятью о временах прошедших, может быть, самых изначальных. Именно этот великий народ с трудной судьбой создал и сохранил руны этой почти первобытной памяти, известные в переработке и редакции финского ученого и поэта Элиаса Леннрота, как «Калевала».

«Калевала», как известно, - это реконструкция мифологических повествований и древнейших сюжетов жизни рода человеческого. От мифа о начале мира до особенностей брачных отношений с соседями, от врачевания заклинаниями до отношения к родовой мести и войне – всему нашлось место в карельском эпосе. И сохранению народной памяти помогли сами исторические перипетии, сама сложность жизни карел. Заняв скудную северную землю, они смогли устроить древнейшее государство на северо-западе нынешней России. Биармия, карельское государство, как будто окормляло жизнь соседствуюших финно-угорских народов, сдерживая натиск славян и северных германцев на исконные земли уральского мира. Вероятно, только с падением Хазарского каганата была подорвана торговая основа могущества Биармии, а с ней и гармоничное сосуществование народов и племен одного, уральского корня. Последствия были трагичны. Эстонцы обращены в рабство германцами; финны лишены сколько-нибудь подлинной основы национальной жизни – в конце концов, последним пришлось заимствовать эти основания у карельского народа, реконструируя собственную утраченную историческую память; вепсы развращены и растлены в своих медвежьих углах российским государством; а водь и ижорские карелы практически растворились в славянском море, раз за разом затоплявшем их земли пришельническими волнами, шедшими от самых Полесских болот.